Злата и Смерть

Размер шрифта: - +

Глава 12 . Страшное знание

 

Самое ужасное воспоминание детства Лео. Самое ужасное, пронзающее дрожью…

Их монастырский двор. Промозглая осень, сбрасывающая листья со своего тела, как змея кожу.

 Леорина сидит на земле маленькая и потерянная, и размазывает по лицу слезы. Ей только что сказали, что я должна умереть…

«Я должна умереть».

Как примириться с этой мыслью?

Лео всего тринадцать лет, но она уже знала, что такое смерть…

Лео видела ее в глазах умирающих монахинь. Умирающих от страшной болезни, которой нет названия. От безумия, сжирающего душу. От гниения, сжирающего тела. От жара, охватывающего их костром.

Видела ее в войне, бесчинствующей по всей стране – маленькой Лимпатии.

Тиарат подходит к ней. В своем  длинном, багряном одеянии она кажется устрашающей. И высокой. Гораздо выше меня.

- Не плачь, девочка, - она улыбается. - Это великая честь… Это твое призвание. Наш бог придет к нам… Он вернет все, как было. Вечный рай. - Она обнимает Лео и гладит по голове.

Вечный рай?

Чем он поможет ей?!

Лео чувствует, как приближается смерть с каждым днем. Все меньше и меньше времени остается до того, как она ляжет на жертвенный алтарь и погибнет.

Зачем? Все время она задает себе этот вопрос.

Потому что должна.

Во имя бога  справедливости.

Должна спасти, должна умереть, должна…

Леорина открывает маленькую тетрадочку, сидя в ученической и пишет, чтобы успокоиться, отрешиться от негативных переживаний:

«Всегда лишь долг.

Кто, если не я?

Где они найдут  еще таких дураков?
Вам, наверное, интересно узнать, как я здесь оказалась? Очень просто, мои родители от меня отказались, когда им предложили деньги. Много денег.
Раньше  постоянно думала: почему я? Почему не кто-нибудь другой тянет из-за всех сил это ношу?
Наверное, это наказание за мои грехи или наоборот поощрение для моей никчемной жизни.
  Теперь о том, как я попала в монастырь. Очень просто – меня продали родители. В  ужасном положении нашей семьи им казалось это единственным выходом. Куча детей, которых еще надо вырастить и среди них девочка, внезапно приглянувшаяся Тиарат.
Власть бога Справедливости и его жрецов в нашей стране была абсолютной. Поэтому мои родители и не особо сопротивлялись.
Всех детей сгоняли в деревне на улицу и настоятельница монастыря, проезжая мимо решала, подходят они или нет. У нее был нюх на особых детей. Избранных богом, как их еще называли. Наместников бога на земле. Избранные были слабым отражением божественных способностей. Но иногда и отбирали без особых способностей: просто самых умных, сильных, хитрых, талантливых.
Почему отобрали меня, обычную девчонку я не могла понять.
Я помню страшную боль в глубине сердца, всего своего существа, когда я вышла вперед по знаку Тиарат, и когда поняла, что за меня никто не будет бороться, что я никому особо не нужна.
Золотой мешочек плавно спикировал под ноги родителям, а меня взяла под мышки одна из учениц монастыря и посадила впереди себя на лошадь.
Это было тринадцать лет назад, а кажется, будто прошла вечность.
- Ты ничто без  нашего бога!
Действительно кто я такая, чтобы перечить Тиарат. Даже родители от меня отказались. 
Вот так.
Раньше я любила подглядывать за тем как занимаются осененные, а теперь мне это надоело. Сердце уже не замирало, когда очередной одаренный совершал невозможный, казалось бы, трюк».

И рвет бумагу в клочья.

 

После утренней побудки, когда все привычно клевали в храме носом, Леорина сидела в своей комнате и выполняла новое задание Тиарат – делала панно на религиозную тематику. Раскладывая камни: черные его крылья, светлые его кожа, алая рубашка, и золотое, огромное солнце за его головой.

Раздался стук и  девушка произнесла:

- Войдите!

Каково же было ее удивление, когда на порог ступил Искрень.

- Ты! – воскликнула Рина, вскакивая и бросаясь к нему. Схватив его за рубашку и встряхнув, я затащила поганца в комнату. – Как ты мог, Искрень! У тебя совсем ума нету творить такое? Ты же знаешь, что нельзя чужому мужчине, - смущение окатило ее алой волной, - заходить в комнату к незамужней осененной!

- Послушай  меня, Лео… -  Лео было тайное имя, пронесенное из прошлой жизни и сохраненное в груди несмотря ни на что. Некоторые жрицы звали девушку Риной,  что ей не очень нравилось, но кто бы слушал простых послушниц здесь? Иногда она замечала, как на их лицах  вспыхивало мстительное удовольствие, поэтому пришлось научиться не показывать эмоции. – Ты же знаешь, что ведьма собирается сделать с тобой?

- Какая ведьма? – пробормотала я.

- Тиарат! – его синие глаза гневно пылали. – Ты знаешь, что она хочет с тобой сделать?

- И что? – спросила я.



Елена Евдокименок

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги